Поиск
  • Иван Ярёменко

СДЕЛКУ С «КОЛЛЕКТОРАМИ» ПРИЗНАЛИ НЕЗАКОННОЙ


В российском законодательстве нет такого понятия как «коллектор», но с 2016 года есть другие:

1. должник - физическое лицо, имеющее просроченное денежное обязательство;

2. государственный реестр - государственный реестр юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности;

3. уполномоченный орган - федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации осуществлять ведение государственного реестра, контроль (надзор) за деятельностью юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, включенных в государственный реестр.

Данные понятия введены Федеральным законом от 03.07.2016 N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях".

Но для простых обывателей-должников, слово «коллектор» стало своего рода нарицательным и общеизвестным.

Но наша статья не об этом.

Всем известно, что дебиторскую задолженность можно свободно продавать, тем более если она ликвидна и новый кредитор, беря на себя все затраты на взыскание просроченной задолженности, получит с этого прибыль.

Однако, есть исключения.

В силу ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В соответствии со ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», уступка требований по денежному обязательству в нарушение условия договора о предоставлении согласия должника или о запрете уступки, по общему правилу, действительна независимо от того, знал или должен был знать цессионарий о достигнутом цедентом и должником соглашении, запрещающем или ограничивающем уступку (пункт 3 статьи 388 ГК РФ).

Вместе с тем, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Обстоятельства дела, надо которым работали юристы компании «Граникс», как раз и свидетельствовали о подобном.

Если кратко, то в отношении одного физического лица бывшим партнером была инициирована процедура банкротства, в рамках которой в реестр требований кредиторов включён банк на основании задолженности, возникшей из обязательств должника по двум кредитным договорам.

Впоследствии, между Должником и всеми кредиторами, включая банк, заключено мировое соглашение, которое утверждено в установленном порядке Арбитражным судом, соответствующее определение последнего никем не оспорено и вступило в законную силу.

Особенностью вышеуказанного мирового соглашения явилось наличие рассрочки платежей Кредиторам, а также запрета на уступку требований последних в отсутствие письменного согласия Должника.

Несмотря на это, банк заключил два договора уступки своих требований к Должнику с довольно известным юридическим лицом, основным видом деятельности которого и являлась деятельность по возврату просроченной задолженности.

Всё бы ничего, скажете Вы, так можно. Однако, новый кредитор практически сразу же после заключения вышеуказанных договоров направил в адрес Должника требования о незамедлительном погашении имеющейся задолженности.

Юристы компании «Граникс» настаивали на том, что анализ предоставленных Ответчиками отзывов однозначно свидетельствует о том, что оспариваемые договоры уступок прав требования заключены исключительно с намерением причинить вред должнику, а именно ускорить исполнение просроченных обязательств вопреки вступившему в законную силу судебному акту.

Именно поэтому суд признал доводы представителей Должника обоснованными, поскольку при таких обстоятельствах действия банка и юридического лица, осуществляющего деятельность по возврату просроченной задолженности, безусловно свидетельствуют о причинении вреда Должнику, для которого в соответствии с условиями мирового соглашения установлен срок погашения имеющейся задолженности равными ежемесячными платежами в сроки, установленные мировым соглашением по делу о банкротстве.

На текущий момент судом вынесено заочное решение, которым сделки между банком и юридическим лицом, основным видом деятельности которого и являлась деятельность по возврату просроченной задолженности, об уступке прав требований к Должнику признаны недействительными.

Решение суда в законную силу не вступило и может быть обжаловано сторонами в установленном законом порядке.


Просмотров: 9Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все